Брат Сиянский и пожилая леди

Брат Сиянский рассказал прелестную историю вдогонку моей позапрошлой записи: видимо, чтобы проиллюстрировать утверждение об избытке впечатлений в монтерской жизни.

1994 год. Мы с братом Сиянским работаем участковыми телефонными монтерами на ответственнейшем участке — в самом историческом центре Челябинска. Здесь средоточие административной и деловой жизни региона, абоненты — сплошь персональные пенсионеры, почетные граждане, коммерсанты и руководители всех мастей.

Поэтому иногда приходилось бросать все дела и сию минуту обеспечивать связь какой-нибудь важной шишке.

Так и тут. В разгар рабочего дня механик Шумков снимает брата Сиянского с текущих заявок и отправляет по некоему адресу на улице Советской. А для пущей надежности посылает туда же дежурных Мишу Евстифейкина и Андрюху «Длинного» Евдокимова.

Мы все трое в шоке. Случай беспрецедентный, потому что даже на самые сложные заявки отправляют максимум двоих монтеров. Больше просто физически не требуется! Но приказы механика не обсуждаются, так и пошли мы, ничего не понимая, втроем: Евстифейкин, Длинный, брат Сиянский и я.

В шкафу проверили — нормально, повреждение дальше.

В подъезде телефонная коробка висит высоко. Чтобы до нее добраться, нужна табуретка. Ну да это нам не впервой. Щас позвоним в квартиру, и абонент нам, дорогим спасителям, не только табуретку — раздвижную лестницу достанет, если потребуется.

Звоним в квартиру.

Тишина.

Звоним еще раз.

Тишина.

Однако нас предупредили, что абонент дома и ждет не дождется. Поэтому мы не уйдем, пока не выполним свой гражданский долг. Без премии-то остаться никому не хочется.

В третий раз звоним и слышим, что в квартире кто-то есть. Подошел тихонечко к двери, постоял и обратно пошуршал.

Но нам-то надо закончить начатое! Иначе нас Шумков четвертует! Потому что сначала руководство вставит нехилый пистон ему самому.

Звоним в четвертый раз, уже окончательно перестав понимать, что происходит.

Опять за дверью шуршат шаги, опять кто-то стоит по ту сторону глазка и дверь открывать не спешит.

Андрюха не выдерживает и громогласно на весь подъезд объявляет, что мы с телефонной станции. Вообще-то.

Абонент молчит.

— Мы телефон пришли ремонтировать! — уже вдвоем орут Длинный и Евстифейкин. — У вас тут телефон не работает? Вот мы и пришли его чинить. Табуретка нам нужна.

Когда отзвучало гулкое эхо, человек за дверью наконец-то переварил услышанное и мягким женским голосом сообщил:

— Telephone? It’s not working!

Типа, если вам так приспичило позвонить, господа незваные гости, то обращайтесь в другую квартиру, а у меня телефон не работает, помочь ничем не могу, сорри.

И ушуршала обратно вглубь.

Евстифейкин истерично звонит в квартиру снова, уже начиная подозревать, что прямо здесь и состарится. Трезвон свой сопровождает громкими заклинаниями на тему телефонной станции и табуретки.

Наконец абонентка открыла дверь. Маленькая седенькая старушка. Посмотрела на каждого из троих русских упрямцев, увидела монтерские телефонные трубки и вроде бы поняла, что ребята из telephone company.

Посторонилась, пропуская их в квартиру.

А они — не заходят!

Они топчутся на пороге и что-то лопочут по-русски.

— No Russian, — объясняет им старушка, качая головой. — No Russian!

Длинный и Евстифейкин от этих слов начинают говорить еще громче, жестами изображая что-то низенькое, вроде коробки. Жалобные интонации в их голосах становятся всё слышнее.

— No Russian, — твердо повторила пожилая леди и явно вознамерилась закрыть дверь.

Тут брат Сиянский решил, что хорошего понемножку, пора заканчивать спектакль.

— Give us a chair, please, — сказал он.

Пожилая леди резко повернулась к нему и изумленно распахнула глаза:

— О-о-о!

Следующие полминуты, пока леди ходила за стулом, были самыми трудными в жизни брата Сиянского, потому что в глазах коллег-монтеров плескалась целая гамма недобрых чувств. Было видно, что задушить его за то, что он так долго молчал, им мешает только страх остаться снова без переводчика.

Так что эта роль ему и досталась. Втроем-то линию чинить действительно глупо, там и двоим нечего делать. Поэтому Евстифейкин и Евдокимов ремонтировали проводку в квартире абонента, пожилая леди вязала, сидя в кресле, а брат Сиянский скучающе бродил по комнатам и время от времени выполнял поручения вроде «Скажи ей, что у нее чайник кипит!».

А вот кто была эта леди — лично я уже и не вспомню. Но брат Сиянский говорит, что это была жена канадского партнера директора одного из местных заводов. Сам партнер с директором на завод укатил, а жену в квартире на хозяйстве оставил. Или как-то так.

Комментарии

Give us a chair, please, - Сказал Сиянский голосом Ливанова. В этот момент заиграла основная тема Шерлока Холмса.

Да. И закурил трубку. Телефонную :)

Добавить комментарий