Иллюзия. Соседи снизу

… Когда-то, очень давно, так падали ангелы.

When pain just floats your heart
and you surrender one more time…

Ты шел по ночному городу. Ты шел домой… Ладно, не домой, а туда, где жил. Стайки бродячих псов, завидев тебя, уходили с твоей дороги, чтобы в страхе и ярости долго лаять тебе вслед.

Tomorrow’s all that counts
as life goes round’n’round
you gotta draw the line
goodbye yesterday…

У человека есть душа. Это больно.

— Все в порядке? — спросила она.

Скажи ей. Она поймет.

Не говори.

— Да, все в порядке.

— Что-нибудь случилось?

Да, случилось. Я лежу сейчас в вонючей луже на земле, и две мохнатые твари (Может, все-таки люди? — Не похоже), стоя над моим телом (Душой. Над твоей душой), готовы вот-вот проткнуть его (ее) отточенными деревянными кольями. Собственно, больше пока ничего не случилось.

And if you keep the faith
time will call your name…

Скажи ей. Она поймет.

— Нет, правда, все в порядке.

— У тебя что-нибудь болит?

Скажи ей. Скажи, что у тебя болит душа. Душа — это часть человека. Есть руки, есть ноги. Голова есть. Руки, ноги, прочие части тела — они иногда болят. Это реально и ощутимо. Это мы знаем. Душа тоже болит.

They’re days you naturally high
they’re days you wanna die
sometimes your world goes down in flames…

У человека есть душа?

Конечно.

Может ли она болеть так же физически ощутимо, как голова или желудок?

Нет, наверное.

ПОЧЕМУ? Разве ТВОЯ душа не чувствует боли?

Нет, не в этом смысле…

«Врачи оказались бессильны» et caetera. «Больной, проснитесь, я забыла дать вам снотворное». Врачи тоже люди («Да ты что? Ну, дела…»). Вот тело. Молодое земное тело. Уставшее, но здоровое. На что жалуетесь? — О, пустяки. На двух клыкастых обезьян, которые, наступив на мои запястья в тысяче километров отсюда, наслаждаются моей беспомощностью.

Just take a walk out in the rain
with every breath you take
you feel your soul is free again…

— Ты просто устал?

Когда-то, очень давно, так падали ангелы. Старая поучительная сказка. Друзья мои, ангелы не падают, как перезрелые яблоки. Просто мир меняется вокруг них. Ослепительное солнце превращается в отблески пожара — вечного пожара под вечным дождем. Холодно и одиноко. Прозрачный воздух неба сменился запахом помоев и чьей-то грязной шерсти — и две рыжие мохнатые твари, радостно скривившись, говорят тебе: «Добро пожаловать», а ты пытаешься разглядеть их глаза. Но у них нет глаз. Глаза им ни к чему.

Она не поймет. ОНА НЕ ПОЙМЕТ.

Скажи ей. Она должна понять. Она ждала тебя целый день, она рада видеть тебя. Ты нужен ей. Она поймет.

Я не верю.

МЕНЯ ЗДЕСЬ НЕТ.

— Прости, мне нужно побыть одному.

Лучше бы ты не приходил совсем — сказали ее глаза.

And you surrender one more time…

Это произойдет очень скоро. Сейчас она отвернется, сделает несколько шагов вглубь комнаты и на мгновение остановится. Вот в это самое мгновение ее слезинка, скатившаяся до подбородка, тяжелой каплей устремится вниз. А когда она коснется пола, тяжелые острые колья безжалостно и неизбежно разорвут твою грудь на миллионы искр вечного пожара. Вечного пожара под вечным дождем. Time will call your name…

1998 г.
Scorpions, «Time will call your name» («Pure instinct», 1996 г.)

Добавить комментарий