Атака Парэма

Мой старинный шахматный партнер предложил помочь ему разыграть дебют, известный как «атака Парэма», и изучить возможности и последствия этого дебюта.

Атаку Парэма изобрел человек по имени — вот ведь странность! — Бернард Парэм (Bernard Parham). Честно говоря, я не знаю, какова вероятность такого совпадения (статистический анализ никогда не был моей сильной стороной), но в целом убежден, что в жизни всякое случается, поэтому не слишком удивился. Я же рядовой здравомыслящий гражданин России, а не вечно «не думающий» пропагандист режима Путина. Многозначительное «Совпадение? Не думаю» — точно не мое.

Предложенная Парэмом одноименная атака заключается в том, что после вывода обеих королевских пешек к центру доски, уже на втором ходу игры, белый ферзь выпрыгивает, как чертик из табакерки, на поле h5 (см. скриншот).

Идея, мягко говоря, неоднозначная и спорная. Это примерно то же самое, что через полчаса после знакомства предложить девушке принять участие в групповой оргии сегодня вечером. То есть успех возможен, наверное. Но, предположительно, не гарантирован.

Анонимный автор статьи в «Википедии» утверждает, что Парэм — «американский мастер и шахматный тренер XX века». Ну не знаю, не знаю. Насчет американского шахматного тренера и 20-го века спорить не стану, а в остальном имеются вопросы к безымянному автору. Все-таки выскочка-ферзь при атаке Парэма оказывается в очень уязвимом положении, а затем черные получают неслабое позиционное преимущество, пока он носится по доске, убегая от их атак.

Германский шахматный союз на своем сайте назвал Парэма в 2011 году «живой легендой». Впрочем, возможно, что авторам публикации просто нравится, как забавно звучит словосочетание «die lebende Legende». Либо это была ирония, потому что там же опубликовано фото этой легенды — вот он, чудак Парэм, в экстравагантной радужной шапочке и аляповатом галстуке делает свой знаменитый ход ферзем, а в глазах его ехидный вопрос: «Ну как, славно я всех вас потроллил, пацаны?». Может быть, он вовсе не из-за атаки ферзем стал живой легендой, а из-за галстука своего, кто ж знает.

Однако откровенную ересь в список дебютов все-таки не внесут, подумали мы с моим шахматным партнером и расставили фигуры на доске. Инициатор партии играл белыми, потому что атака Парэма — прерогатива белых (не исключаю, что и в этом чернокожий хитрец Парэм потроллил весь шахматный мир).

Как и следовало ожидать, на следующем ходу после явления ферзя народу моя черная пешка оказалась под защитой коня, скакнувшего на c6. После этого Бернард Парэм в лице моего шахматного партнера вывел слона на c4 — вероятно, в расчете на «детский мат», но наивный расчет американского мастера и шахматного тренера XX века, конечно, не оправдался.

Более того, ферзь Бернарда Парэма оказался в крайне щекотливой ситуации после нападения черной пешки (см. второй скриншот). И был вынужден ретироваться с позиции, так самонадеянно занятой.

На этом ходу американского мастера заклеймил бы любой телевизионный «вечерний мудозвон» (если использовать терминологию Бориса Гребенщикова, который, прямо скажем, сам никогда публично не отличался склонностью к четкой и конкретной аргументации, то есть, положа руку на сердце, подпадает под собственное определение). Но у нас-то эксперимент! Мы должны выяснить, что задумал Парэм!

И мы продолжили игру, не вешая обличительных ярлыков на живую легенду XX века, а наблюдая за развитием ее дебюта.

На седьмом ходу белый ферзь был вынужден вернуться в свое логово (скриншоты плодить уже лень, верь на слово). К 15-му ходу и белые, и черные (sorry, Bernard, это чисто в шахматном смысле) потеряли обоих ферзей и по несколько фигур, причем у белых осталось преимущество в одну пешку. «Неужели атака Парэма была задумана, чтобы выиграть пешку?» — воскликнули мы.

Но нет, не следует недооценивать американского мастера в дурацкой шапочке! К 38-му ходу на доске остались лишь два короля и пешки — шесть белых и пять черных. Причем позиционного преимущества не было ни у одной из сторон. Мы заподозрили, что целью Парэма было провести пешку в ферзи. На 46-м ходу эта гипотеза подтвердилась. «Ай да Парэм, ай да сукин сын! Надо же было так просчитать последствия!» — восхитились мы.

Но мы поторопились с оценкой. Уже на 48-м ходу, когда у черных осталось лишь две пешки, а у белых — целых четыре пешки и ферзь, оказалось, что черным ходить больше некуда. А значит, это ничья или, как выражаются мастера и тренеры XX века, пат. Белые, начавшие игру атакой Парэма, лишились возможности выиграть партию.

«Подстава Парэма, — констатировал мой шахматный партнер. — Гений. Неужели эта атака была придумана, чтобы был пат?».

Да, дружище. Бернард Парэм только выглядит фриком, предложившим безумный дебют. На самом деле он — потрясающий стратег, а заодно и тактик. Кто еще мог бы просчитать игру на 48 ходов вперед и с математической точностью свести ее к ничьей? Теперь мы понимаем, отчего он так ехидно ухмылялся, позируя фотографу Германского шахматного союза. Он знал, черный мастер XX века, чем всё закончится для белых. Молодец, что еще я могу сказать*.

Друзья мои! Не играйте дебют «атака Парэма», иначе на 48-м ходу будет ничья! Стопудово. Скорее всего. Наверное. Возможно. Не исключено. Может быть. Все-таки статистический анализ — не мой профиль, увы.

* еще могу сказать, что автор не разделяет позицию представителей современного движения BLM (Black Lives Matter), ущемляющих права белых американцев, и считает тех черножопых чернокожих жителей США, кто агрессивно выступает против людей с иным цветом кожи, а также их сторонников расистами, подлежащими высылке на историческую родину чернокожих жителей США, к приматам, живущим на материке Африка.

Добавить комментарий