Брат Сиянский и «Домодедово»

Брат Сиянский рассказал: вчера впервые в жизни опоздал на авиарейс. Отчасти, говорит он, сыграла роль несвойственная ему в поездках беспечность, отчасти — приобретенное в юности обаяние и умение инициировать долгие задушевные беседы с совершенно незнакомыми людьми, отчасти — то, что собеседница оказалась необычной: 75-летней поэтессой.

Сказался также, по словам брата Сиянского, транспортный фактор, точнее, его отсутствие (и фактора, и транспорта).

В итоге картина маслом: вылет в 21.40 мск, а брат Сиянский приезжает в аэропорт только в 21.18 мск.

То есть в идеале за 22 минуты ему нужно:

  • пройти длинную очередь в рамки на входе;
  • найти нужную стойку регистрации;
  • отстоять там очередь и зарегистрироваться на рейс;
  • отстоять еще одну очередь в очередные рамки, продемострировав бдительной охране отсутствие ремня на поясе, запрещенной литературы и кукол вуду;
  • добраться до нужного гейта (который традиционно располагается в самом глухом и темном углу «Домодедово», на самом нижнем этаже);
  • при всем при этом умудриться добраться туда за 25 минут до вылета;
  • успеть попасть в самолет.

То есть задача заведомо невыполнимая, и ситуация складывается даже не патовая, а полноценный шах и мат.

Но при этом, сказал брат Сиянский, даже стараясь успеть и понимая, что не успевает, он совершенно не волновался: настолько был уверен, что Господь ему поможет. И я ему верю, как самому себе (традиционно не без оснований).

Что же в итоге? Брат Сиянский выцепляет (или выцепливает?) в толпе аэропорта представителя авиакомпании, которая на его резонный вопрос отвечает, что его рейс — сюрприз! — задержан на два часа. Потому что входящий рейс, изволите ли видеть, задержался.

Так что брат Сиянский без рук без ног на бабу скок успел и кофею испить, и облепихового морсу.

Брат Сиянский рассказал обо всем этом с таким энтузиазмом, словно я не ему лет 18 назад говорил: наша реальность — не то, что нас окружает, а то, что мы об этом думаем. Но он тогда, конечно, не поверил.

Но и не могу не сказать о том, что случившееся с братом Сиянским — это Божье чудо. И спокойствие брата Сиянского на пути в «Домодедово» — тому явное подтверждение.

Добавить комментарий