Main menu
Творческий сайт Тимура Ясинского
творческий сайт тимура ясинского

Кисо оскорбилось

Какая интересная манера у некоторых так называемых «верующих» оскорбляться по поводу и без. И не ограничиваться этим, а стучать в ЦПЭ. Это очень по-христиански, да. Браво-пребраво.

«Согласно протоколу ее допроса, она увидела картинки на странице Маркина с мобильного телефона и сообщила о них в Центр «Э», решив, что «данная информация может быть полезной для сотрудников правоохранительных органов». «Увиденные изображения оскорбили меня как верующего человека», — уточнила Битнер.»

Нет зверя, кроме шайтана, и ты — пророк его

Когда-то давно, в юности, читая знаменитую серию Урсулы Ле Гуин (для людей младше 25 лет поясню: чтение — это такая древняя традиция восприятия зрением написанных букв и с помощью мозга, у кого он есть, понимания увиденного; при этом ни лайкать, ни комментить в древности не требовалось), — так вот, читая эти повести, почувствовал нечто родственное.

То, что сам ощущал уже давно.

Лишь гораздо позже понял, что именно это такое.

Лукавая пропаганда террористической организации

Давеча, просматривая по долгу работы пропагандистский ролик самой известной террористической организации, посвященный, в частности, нападению малгобекской группировки на пост полиции в Ингушетии 12 мая, обратил внимание на любопытную деталь.

Трудно быть христианином

Иногда реально кажется, что это непосильно — любить ближнего, как самого себя.

Каждого, блин. Который, как утверждается, такая же часть Бога, как и я сам. Даже если он серийный убийца или главный редактор, темнокожий гомосексуал или боевик запрещенной в России судом террористической организации «Исламское государство», сожитель любимой женщины или сотрудник ФСБ

Но я попробую. «Нет ничего невозможного для человека с интеллектом», как говорилось в фильме «Служебный роман».

Прогулки по воде: 25 лет спустя

У бывших жителей Севера, оставляющих ностальгические комменты под моими рассказами о возвращениях в Воркуту, доминирует одна мысль — хочется вернуться.

Вернуться в эти минус сорок и 25 м/с северного ветра.

Про надежду и уверенность

Многие из людей, с которыми меня сталкивала жизнь, предпочитают прагматичную уверенность эфемерной надежде. Надеяться на что-то? Да ну на фиг. «Лучше синица в руке, чем журавль в небе» — эту поговорку придумали они. (Не те люди, с которыми меня сталкивала жизнь, а подобные им.)

Вселенная не воспринимает частицу «не»? Меняй вселенную!

Не однажды уже слышал от, на первый взгляд, умных и вменяемых людей мысль о том, что вселенная (вариант — человеческий мозг) не воспринимает частицу «не».

Эти удивительные люди, например, боятся произносить свои желания в формате «Я не хочу быть бедным», их религия требует от них формулировки «Я хочу быть богатым». Вероятно, по их мнению, «вселенная» настолько тупа и глуха, что частицу «не» недослышит и поймет из сказанного лишь «Я… хочу быть бедным».

Смерть всегда близко

Я много раз говорил друзьям, что готов к смерти. Что memento mori и тому подобное. Что каждый раз перед тем, как сесть за руль, принимал душ и надевал чистое белье из уважения к патологоанатому — потому что уверенности, что доеду из пункта А в пункт Б, у меня не было ни на грамм. Знаем, как это бывает, когда чел распишет свой ежедневник на месяц вперед, а в тот же вечер то, что от него осталось, выковыривают из покореженного авто сотрудники МЧС.

Но до вчерашнего дня у меня не было уверенности, что я не лукавлю. Балаболить-то все мастера  А такого, чтобы я ощущал себя на волосок от смерти, со мной, по совести говоря, не случалось с 1998 года.

Об интуиции

Держать в руке сумку, висящую на плече, — что может быть бессмысленнее?

Уж на что я мастер совершать глупости, но до такого еще не додумывался.

До сегодняшнего дня.

Иду, держа за ручку сумку, которая висит на плече, и удивляюсь этому с каждым шагом всё больше.

А через минуту ремень сумки обрывается, и она, вместо того чтобы со всем хрупким грузом упасть на асфальт, остается у меня в руке.

Вот что это было, Бэрримор?

Радость творчества-2

Недавно мне рассказали про девушку, у которой огромный творческий потенциал, но которая стесняется творить. Знаешь, из серии «я не умею, у меня не получится, мои стихи никому не нужны, их не будут читать» и так далее.

И я подумал: а ведь таких большинство — тех, кто так думает.

И с одной стороны, они правы: творчество 90% людей не нужно другим людям. Да если даже ты напишешь гениальный роман Пелевина или изобразишь на холсте сон, вызванный полетом пчелы, — ну повосхищаются ими неделю, год или даже тысячу лет, а потом всё равно забудут.

Но тебе-то что с того?

Ведь, с другой-то стороны, мы творим не для людей. Не для краткой популярности, не для заработка. Не для того чтобы раздуться от гордости за талант, который вообще-то не наш, нам его подарили.

Воркута. Куда ступала нога человека

Это видео я снял в июле 2014 года для приватного просмотра, и лишь теперь решил опубликовать.

Видеоролик не передает всё волшебство ощущений, но я знаю людей (одного точно), которые согласны повторить этот маршрут даже при условии, что возвращаться не придется.

Потому что это — я не знаю, с чем сравнить. Когда зимой ты выходишь в тундру и ложишься на снег, и смотришь в усыпанное звездами небо, и ощущаешь себя тем, кто ты есть на самом деле, — крохотным человеком, лежащим на поверхности огромной планеты, со свистом летящей незнамо куда в черном космическом пространстве, — в этот момент всё лишнее, навеянное цивилизацией, Интернетом и прочими гаджетами, отключается.

Остаетесь только вы — звездное небо над головой (о да!), планета, пронизывающая космос, и ты.

Будь я уверен, что мои дети это не прочтут, я бы сказал, что это о*ительные ощущения.

Но это лирика. А вот сам видеоролик.

Лейтмотив жизни

Эта песня — просто лейтмотив последних 30 лет.

Можно выглядеть мрачным поэтом, веселым клоуном, Тимуром Ясинским, графом Калиостро, обаяшкой, редактором женского сайта, любящим мужем или нежным любовником — да кем угодно, но это всё иллюзия.

Фоновая песня, к сожалению, не меняется с июня 1986 года.

В оригинале автора и более поздних исполнениях вместо слова «боль» используется слово «грусть». Но это, конечно же, неправильно.

Грусть — это когда ты пришел в ресторан Il Patio, а мест свободных нет. А здесь не грусть, в фильме прозвучал более правильный вариант. Это именно разъедающая душу многолетняя боль, от которой некуда деться…

Радость творчества

Одно из моих любимых развлечений — начинать прозу с прямой речи.

В идеале даже не просто с прямой речи, а с ответа на оставшийся за кадром вопрос или реакции на что-либо, как это было, например, в «После сказки». Или вовсе с полуслова, как в рассказе про гусениц или третьей части «Повестушки».

Это для того чтобы читателя сразу, без прелюдий, окунуть в динамику сюжета. Потому что не знаю, как другим, а мне всегда было тоскливо видеть длинные нудные вступления, без которых в 90% случаев можно обойтись.

А уж сейчас, в эпоху клипового мышления, долгие преамбулы из серии «Был конец сентября. Старые клены осыпали сухими листьями тротуар» — это литераторское преступление против человечности :)

К чему это я. Да вот в феврале книжку новую начал словами «— Ну еще бы, — ответил я. — Замечал, и не раз.»

И радуюсь, как ребенок.

Нескромные, но сильные желания

Хочется выпить литр свежевыжатого гранатового сока. Настоящего, неразбавленного.

Хочется сходить на концерт скончавшегося 18 лет назад Nautilus Pompilius и как следует оттянуться — не под нынешнего Бутусова с его старческим голосом, а под старых добрых «Синоптиков» образца 198090 годов.

Хочется дожить до второго «Аватара». А еще лучше — и до третьего тоже. Потому что Кэмерон умеет снимать сиквелы так, что фанаты первого фильма (да хоть того же «Терминатора»), наивно уверенные, что потолок режиссерского мастерства достигнут, пачками умирают от восторга, убедившись, что первый фильм — это, оказывается, были еще только цветочки…

Но больше всего хочется уйти в родную заполярную тундру и там, затерявшись среди тысяч квадратных километров зарослей полярной ивы и умопомрачительного запаха цветущего багульника, выкинуть на хер телефон в холодные воды Усы, оставить на берегу ветхие одежды души и устремиться вверх, навстречу Полярной звезде, прямо в руки Отца Небесного…

Да. Размечтался, понимаю 

Диавол захватит разрушенный храм гораздо быстрее, чем новый бордель

Соблазн испачкать чистое всегда сильнее, чем соблазн испачкать грязное. Совратить праведника намного интереснее, чем того, кто уже развращен.

Всегда.

Именно поэтому самыми безжалостными врагами становятся самые близкие друзья. Самая жгучая ненависть приходит на смену ярчайшей влюбленности, самые отпетые циники — это те, кто когда-то были романтиками, готовыми любить весь мир. А самые удачные пародии всегда получаются у тех, кто мог быть лучшим творцом.

Когда ты теряешь частичку тепла и света в душе, в ту же миллисекунду ее место занимает холод и мрак. Не пустота, не равнодушие, а ледяное дыхание смерти. Даже если утерянная частичка была совсем крохотной, и пришедший к тебе холод — такой же крошечный, что ты и не заметишь подмены.

И долго, очень долго не будешь замечать, как по капле теряешь жизнь, уступая свою территорию черной вкрадчивой тени.

Каждая обида, каждое разочарование, минута уныния или вспышка гнева, недоверие, зависть, ревность — весь негатив, который мы себе позволяем, — это наша добровольная уступка себя злу.

Диавол не вправе потребовать от тебя впустить его в душу, но он может уговорить. Уж что-что, а это он умеет… Убедить, нашептать, соблазнить — так, что ты даже не заподозришь, что твои мысли — совсем не твои.

У него нет никакой власти над нами, вообще никакой. Но только до тех пор, пока мы сами не отдадим ему эту власть.

И чем больше света в твоей душе, тем тебе проще противостоять злу. Но тем слаще будет его победа, если ты подпустишь его к себе.

Ты точно этого хочешь?

Как я провел лето

Когда падаешь в пропасть, у тебя есть два пути.

Или ничего не делать и в итоге окончательно потерять форму, брызнув жалкими ошметками на влажные камни.

Или в падении научиться летать. Пока не стало слишком поздно.

Чтобы низко пасть, никаких усилий прилагать обычно не надо. А чтобы обрести свободу от падения, нужны огромные старания и вера. Зато результат того стоит.

Такие вот итоги лета.

Ценность человеческой жизни

Удивительное дело. Чем дольше живу, тем менее значимой мне кажется человеческая жизнь. И тем больше ценности я вижу в ней. Такой вот парадоксец.

Раньше я был уверен, что человеческая жизнь драгоценна. Но при этом не испытывал особого душевного трепета перед тем, как ее прервать. Все равно что букашку раздавить — и пойти дальше.

А сейчас я даже в мыслях допустить убийство не могу, жизнь человека кажется мне величайшим подарком Неба. И в то же время с каждым днем всё отчетливее понимаю, что жизнь любого из людей — это незаметная песчинка в огромной пустыне. Даже не песчинка, а пылинка на песчинке. Крохотная, никчемная, никому, кроме Бога, не нужная, но для Него невероятно ценная пылинка.

Наверное, уместна аналогия с дорогим напитком в дешевой бутылке. Бутылка ничего не стоит, это просто стеклянка, но если разбить ее, то не останется ни бутылки, ни напитка. А это уже ппц.

Жизнь после смерти

Двадцать пять лет. 9131 день. Каждый из которых — бесценный подарок Неба. Даже те, что были потрачены на глупости, ошибки, падение в бездну, борьбу с демонами, внутренними и внешними, — но это уже другой вопрос, на что потрачены эти дни, они в любом случае прошли не впустую.

Двадцать пять лет назад я даже представить себе не мог, что ждет меня в ближайшие четверть века. Сколько предстоит радостей, открытий, творчества, разочарований, боли, надежд, новых знакомств и окончательных расставаний, беспросветной тоски и ослепительного счастья.

Некоторые из этих дней я, наверное, не хотел бы прожить заново — при всей своей душевной выносливости  Некоторые вспоминаю со светлой грустью, за некоторые очень стыдно. Но это всё лишь вереница событий, случившихся после дня, который разделил жизнь на до и после.

21 мая 1990 года — один из немногих дней, которые я помню досконально. Начиная от солнечного утра, наполненного запахом сирени, и заканчивая дождливой полночью в чужой квартире.

На этот день был назначен экзамен по истории. Я к экзамену не готовился — я знал, что он пройдет без меня. У меня на этот день были совсем другие планы…

Божьи чудеса случаются с нами постоянно. Мы настолько привыкли к ним, что обычно не замечаем, в каком удивительном чудесном мире живем. Разве что совсем уж явные совпадения привлекают наше внимание.

А вот я сегодня опять не умер. Это чудо? Еще какое, говорю без иронии. Вот уже 9131 день после тех нескольких лет, что я жил в обнимку со смертью и поджидающими за ней существами, — 9131 чудо. Слава Создателю за них.

Михаил Горбачев

Вот уже больше четверти века он остается самым ненавистным в стране экс-главой государства. Подавляющее число бывших советских граждан его на дух не переносят, а его фамилию произносят сквозь зубы, с презрением и злобой.

Они убеждают себя, что ненавидят Горбачева за развал СССР, за разруху и нищету, за антиалкогольную кампанию, за пятое-десятое. Но это самообман, подмена истинной причины формальным поводом. При Ельцине, во время павловских реформ и приватизации, население пострадало куда серьезнее, и ничего!

На самом деле причина в другом.

Эндшпиль

Такие ситуации доставляют головокружительно изысканное удовольствие: когда игра несколько ходов подряд балансирует на грани мата, и вопрос только в том, кто из игроков успеет сделать решающий ход.

Вот как на этом скриншоте: на следующем ходу черная пешка объявила бы моему королю неизбежный мат.

Но мой белый ферзь успел первым…